Важность обучения и практики

 

Мои курсы по обучению работе с духовным измерением привлекают и профессиональных терапевтов, и специалистов по гипнозу. Обычно для поступления на курсы требуются определенное количество часов практики в основной и усложненной гипнотерапии и несколько лет частной практики. Если у человека есть опыт собственного погружения в прошлые жизни, это дает ему большое преимущество при работе с пациентами в качестве наставника во время путешествия. Совсем не обязательно обладать лицензией психолога, психотерапевта или консультанта, чтобы стать хорошим гипнотерапевтом. Однако работать приходится с людьми, у которых существуют определенные проблемы, и опыт в психологическом консультировании очень ценен.

С этической точки зрения терапевт должен понимать свой уровень знаний и профессиональной квалификации и не заниматься работой, лежащей за пределами его практики. Всем тем, кто практикует духовное возвращение и помогает пациентам отыскать путь к самим себе, я хочу сказать, что чем больше у вас опыта в академических занятиях и профессиональной практике, тем лучше.

Уверенность в себе необходима и для того, чтобы обладать определенным влиянием на пациента. Ваша энергия питается от вашей интуиции, мотивации и честности. Я очень уважаю философию дао. Даосы верят, что вдохновение приходит, когда сознательный разум уступает место естественной энергии бессознательного. Иными словами, когда космическая чи (энергия) приносит гармонию и ясность всему телу. Если вы обладаете тонкой интуицией и целеустремленностью, то наверняка будете хорошим терапевтом.

Лучших специалистов отличает восприятие, позволяющее узнавать нечто, не доступное сознанию во время сеанса. Такие терапевты чувствуют все важные моменты процесса работы. В ходе сеанса иногда происходит так, что и терапевт, и пациент получают помощь от своих наставников, и это необходимо осознавать, в особенности если помощь касается сферы выбора и решения проблем.

Я считаю, что возможно научиться узнавать и анализировать символы, иллюстрирующие опыт в духовном пространстве, которые невозможно определить логическим путем. Эти метафоры могут указывать на что-либо в настоящей жизни человека, имеющее отношение к событиям в духовном измерении. Иногда во время сеанса у меня такое чувство, что во мне пробуждаются телепатические способности. Это, кстати, может оказаться помехой, если я сознательно не блокирую мысли в критические моменты, а пациент каким-то образом их воспринимает.

Мне очень помогают ежедневная медитация и управляемое дыхание. В йоге прана  относится к жизненной энергии, или силе; она входит в нас через дыхание. Я управляю дыханием и во время сеанса, направляя свой разум на более высокий уровень осознания. Я могу даже погрузиться в легкий транс, открываясь духовным силам, которые ощущаю вокруг.

Прана — это не дыхание само по себе, не кислород, которым мы дышим; это энергия, связанная с процессом дыхания. Это связь с энергией всех живых существ, универсальная жизненная сила. Я ищу энергетические потоки, необходимые для достижения сознания определенного человека, если во время сеанса прошу о помощи своего наставника или наставника моего пациента. Я начинаю с того, что открываю свое сознание и прошу о наставлении. Таким образом я стараюсь получить информацию, а не передать ее. Пациенту я посылаю энергию, укрепляя его доверие и уверенность в собственных силах.

Главное в работе гипнотерапевта — умение слушать. Второй важный момент — позволить пациенту первому истолковать образную систему символов, основываясь на личных переживаниях, и не навязывать собственную интерпретацию. Необходимо соблюдать равновесие между вопросами пациенту и выслушиванием его ответов. Нужно знать, когда говорить, а когда молчать, но такому непросто обучить на лекции. Терапевт должен научиться помогать пациенту обнаруживать смысл увиденного после того, как человек проанализирует это сам. Такое приходит лишь с постоянной практикой, и чем больше вы будете работать, тем тоньше вы станете чувствовать каждого приходящего к вам человека.

С тех пор как вышла первая моя книга, многие гипнотерапевты связывались со мной, чтобы проконсультироваться относительно практики духовного возвращения. Им кажется, что поскольку они работали с погружением в прошлые жизни, духовное возвращение — очередной шаг на этом пути. Однако это не так.

Большинство практиков, занимающихся выявлением воспоминаний о прошлых жизнях, просто проводят своих пациентов от одной жизни к другой. Некоторые все еще полагают, что время между воплощениями душа проводит в каком-то бессмысленном полутемном пространстве. Это представление меняется, и я полагаю, что сама идея исходит из «Тибетской книги мертвых», где написано, что «время, проводимое в Бардо между реинкарнациями, занимает максимум семь недель».

В начале книги я писал, что у меня ушло очень много лет на обнаружение такого пути в духовное измерение, который казался бы естественным для большинства пациентов. После того как там оказался мой первый пациент, пожелавший исследовать духовное пространство, я очень долго составлял своеобразную карту этого мира на основании опыта других моих посетителей, прежде чем ощутил себя в нем достаточно уверенно. И после многих сотен сеансов я осознал, что на самом деле не проник глубже поверхности.

Каждый новый практик находит собственный стиль ведения сеанса. Со временем вы узнаете, как лучше всего достичь плавного перехода от бессознательного к духовному пространству сверхсознания, где становятся доступны воспоминания каждой бессмертной души. То, как интегрировать основы этой методики в собственную работу, знаете только вы сами, и только вы можете с этим справиться.

Мне часто звонят терапевты со всей страны н спрашивают: «Что я делаю неправильно? Почему я не могу ввести человека в мир между воплощениями?» Мой первый вопрос таков: «Сколько вы занимаетесь с каждым пациентом?» «Обычно,— отвечают они,— от сорока пяти минут до часа». Не вдаваясь в методологию, я объясняю им, что в этом кроется источник проблемы. Чтобы серьезно работать в нашем направлении, вам понадобится 3—4 часа на каждый сеанс. Некоторые отвечают: «И как же можно работать, если в день ко мне будут приходить один два пациента?»

Я стараюсь быть вежливым, объясняя, что при таком подходе им, возможно, не стоит заниматься практикой духовного возвращения, если только они не решат уделять ей хотя бы один день в неделю полностью. Для человека, не желающего слишком перегружать себя, это может быть хорошим выходом из положения. Однако я говорю своим ученикам, что сам не следовал этой схеме в течение долгих лет, будучи одержим самим методом и работая только с ним. Некоторые из моих слушателей следуют этому примеру, и я надеюсь, что их энергия со временем не иссякнет. Сеанс духовного возвращения — работа, требующая огромных сил, и в течение дня имеет смысл принимать лишь одного человека.

Сколько же сеансов может пройти один пациент? Прежде чем я начал преподавать, люди со всего мира приезжали только ко мне, и я мог уделять им лишь один день. Теперь все изменилось к лучшему. В последние годы, когда меня еще не затянули публичные лекции, я проводил с каждым человеком по три сеанса, тесно связанных между собой.

А. Я начинал с вводной беседы и легкого получасового сеанса гипноза, чтобы понять уровень восприимчивости пациента. Если меня не очень устраивали результаты, человек приходил на еще один такой же сеанс.

Б. Во время второго сеанса мы занимались погружением в детство, затем в материнскую утробу и таким образом проходили в самую последнюю прошлую жизнь, но не рассматривали сцену смерти и вход в духовный мир.

В. Последний, самый долгий сеанс начинался с того, что я быстро подводил человека к концу жизни, которую мы «смотрели» на втором сеансе. После сцены смерти мы входили в духовное измерение и занимались только его исследованием. Я стараюсь никогда не разбивать этот последний сеанс на две и более частей.

 

Пациент может попросить у вас записывать происходящее на магнитофон. Я рекомендую использовать даже два, подстраховавшись на случай, если один сломается или что-нибудь случится с записью самого пациента. Вам понадобятся чувствительные микрофоны, потому что люди в таком состоянии часто разговаривают очень тихо.

Вы можете приступить к записи после входа, в точке, где человек начинает рассказывать о своей прошлой жизни, или сразу после сцены смерти. Я предпочитаю вести запись после сцены смерти, потому что в этом случае на пленке остается только итог прошлой жизни, а все остальное посвящено воспоминаниям о пребывании в духовном мире.