Терапия и духовное возвращение

 

Наши предпочтения как терапевта могут находиться в любой области: психоанализе, бихевиоризме, гештальт-терапии, инсайте или в технике свободных ассоциаций. Работая со своими студентами, я видел множество философских подходов. Возможно, это потому, что многие гипнотерапевты — эклектики-гуманисты. Я считаю, что нет какого-то единственного «правильного» подхода к духовному погружению. Многие психологические методики могут эффективно встроиться в сеанс. Иногда будущий пациент, в особенности привыкший к традиционной психотерапии, задает вопрос о психологических и клинических аспектах гипнотерапии, желая узнать больше, чем вы рассказали ему во время предварительной беседы.

Думаю, в самом начале лучше не вдаваться в психологию, даже если вы сами не против такого разговора, поскольку пациент хочет знать совсем не научные тонкости вашей работы. Внимание пациента привлекает короткое обсуждение общих принципов гипнотерапии и будущего сеанса, а также терапевтическое значение воспоминаний души. Я подчеркиваю важность гармонизации энергии между сознанием души и человеческим телом. Если возможно, не усложняйте объяснение, не пробуждайте в человеке беспокойство, особенно у той категории людей, что беспокоятся по поводу любого вмешательства в их сознание. Важно, чтобы пациент понял: гипноз и духовное возвращение являются мощнейшими инструментами для обнаружения воспоминаний души и решения конфликтов, но сам по себе гипноз — не психотерапия.

Если пришедший ко мне пациент все-таки продолжает настаивать на подробном рассказе о терапии, я объясняю, что погружение в бессознательное открывает воспоминания о прошлых жизнях и событиях, произошедших с душой между воплощениями; именно этот процесс становится лечением, поскольку раскрывает нашу истинную личность. Сознание обретает скрытую доселе информацию, освобождаясь от любой накопленной отрицательной энергии. Честно говоря, мне не очень нравится детально углубляться в эту область до сеанса, поскольку пациент может неправильно представить процесс. Я хочу, чтобы человек начал сеанс с открытым разумом. Однако подобные откровения в конце сеанса — совсем другое дело.

Находясь в сверхсознательном состоянии, пациент гораздо лучше вас знает, что с психологической точки зрения отрицательно влияет на его потенциал. Ближе к завершению сеанса самопознание приобретает невероятные размеры. По-моему, разница между терапией, связанной с прошлыми жизнями, и терапией духовного возвращения в том, что последняя позволяет масштабно усилить чувствительность и восприимчивость пациента. Человек двигается от восприятия себя как пленника различных тел к видению своего подлинного «Я», являющегося бессмертной сущностью в духовном мире.

По мере приближения сеанса к концу я хочу добиться от пациента следующей информации:

A. Насколько близко человек подошел к пониманию своих истинных желаний и стремлений души?

Б. Может ли он осознать и адекватно передать то духовное послание, которое только что получил?

B. Имеет ли он возможность действовать в текущей жизни, обладая этим знанием и работая над изменением своих негативных черт?

Несмотря на то, что многие пациенты до появления на сеансе посещали психотерапевта, ко мне они приходят с негативными поведенческими моделями. Гипнотерапия позволяет нам быстрее добраться до истоков эмоциональных травм. Однако травму невозможно залечить, просто обнаружив причину ее возникновения. Человек должен понять общее значение событий его жизни, которое обретается в ином измерении, и осознать, как этот опыт отражается на его душе. С помощью такого рода терапии снижение беспокойства и избавление от различных эмоциональных проблем дают человеку шанс отдернуть занавес и обнаружить свое высшее «Я». Терапия позволяет ему видеть самого себя в более объективном свете.

Работая с людьми, осознавшими себя как бессмертную душу, не ограничивайтесь только видениями жизни между воплощениями. С некоторыми пациентами вы можете эффективно использовать двойственность мозга и духа, исследуя травмирующие сцены текущей инкарнации, получая информацию о причинах и смысле травм непосредственно от души. Эта техника похожа на трехстороннюю беседу между терапевтом, человеком и наставником, описанную в тринадцатой главе «Путешествия души». Такого рода разговор может происходить между терапевтом, эго тела и душой. Голос человека часто меняется, когда он говорит от лица души, и то же происходит, если его устами говорит наставник.

Когда я сам проходил такого рода погружение (меня вел опытный, обладающий развитой интуицией психотерапевт), то увидел сцену из своей настоящей жизни — мне было 7 лет, и меня привезли в школу-интернат. Казалось, моя душа кружится прямо над телом. Позже, когда я слушал пленку с записью сеанса, то понял, что говорил совершенно другим голосом, описывая необходимость обретения смелости и решительности маленьким мальчиком, переполненным чувством одиночества и печалью из-за того, что родители его оставили. Интенсивные переживания во время духовного возвращения приносят человеку большое облегчение.

За годы работы я обнаружил, что пациент, осознавая себя бессмертным существом и открывая, что он здесь не просто благодаря биологической рулетке, прикасается к своей собственной внутренней истине. Принимая конфликты из прошлого, разрешая их и изменяя восприятие самого себя, человек делает огромный рывок вперед. Пациенты склонны в гораздо большей степени мириться со своим местом в жизненной иерархии, если видят, кем являются на самом деле. После сеанса они уже понимают, что есть некий общий порядок и смысл и что они являются частицей такого порядка. Это позволяет реструктурировать внутреннее мировоззрение и изменить отношение к жизни ради достижения своих целей.

Я не утверждаю, что духовное возвращение способно быстро избавить пациента от всех проблем. Люди пишут мне через годы после того, как побывали на сеансе, и объясняют, что все еще обрабатывают полученную информацию. Тем не менее они лучше понимают реальность и свое место в этом сложном мире. Они чувствуют гораздо большую целеустремленность и понимают боль, которую чувствуют другие.

Духовное возвращение помогает пациенту осознать, что он не одинок, даже если одинока его жизнь в настоящем. Он может видеть свою связь с товариществом душ, которые находятся — или находились — в телах родственников, возлюбленных, друзей и приятелей. Знание того, что вы представляете для других ценность, невзирая на сегодняшнее окружение, дает мощный заряд энергии. Я рекомендую своим пациентам проводить какое-то время дня в одиночестве, стараясь войти в контакт с силой, наблюдающей за ними. С полученным новым знанием им гораздо легче обрести внутренний покой. Одиночество и удаление от повседневных мелочей дает возможность услышать внутренний голос интуиции.

Когда во время сеанса я спрашиваю пациента, как в духовном измерении привести себя в состояние высокой концентрации, он отвечает, что уединяется и настраивается на чистое состояние своего «Я». Разумеется, душе это проще, поскольку на нее не влияют чувственное восприятие и эмоции физического тела, постоянно отвлекающие нас в жизни. Однако для воплощенной души подход остается тем же. Одним из положительных аспектов регулярного общения с духовным миром после сеанса является контакт с наставниками.

Невозможно переоценить важность встречи пациента с духовным наставником. Во время работы я ощущаю присутствие как моего наставника, так и наставника пациента. У меня нет сомнений, что он помогает раскрыть различные психологические элементы, способные улучшить прогресс пациента. Не забывайте, что не вы, а наставник является основным терапевтом пациента. Покинув ваш офис, в будущем человек обратится за утешением именно к наставнику. Наставники — непосредственные терапевты каждого из нас.

Независимо от намерений каждого пациента и тех проблем, с которыми вы столкнетесь в ходе работы, обращайтесь к нему с уважением и пониманием. Я считаю, что терапевт должен иногда проявлять свою власть, однако ближе к завершению сеанса необходимо быть осторожным, чтобы не ожесточить пациента и не заставить чувствовать вину за обретенные знания. Благодаря использованию гипнотерапии сеансы обладают очень мощным потенциалом и могут сбить терапевта с пути, искушая слишком большой властью.

Скромность и сдержанность — вот ключ к эффективному целительству, к тому же помните, что вас ведет более мощная сила, чем вы сами. Гораздо важнее демонстрировать заботу и симпатию, а не власть и авторитет. Это относится к вашей собственной мотивации, умению и опыту. Духовное возвращение, открывающее для пациента его собственную душу, олицетворяет священное доверие, и мы должны это уважать.