Предубеждения пациента

 

В первой части я обсуждал проблемы, связанные с религиозными и философскими предубеждениями человека. Однако есть и другие воздействия, способные повлиять на отношение пациента ко всему процессу. Эти проблемы необходимо обнаружить и разрешить во время вводной беседы. Часто человек утверждает, что он уже бывал у медиумов, астрологов, хилеров, спиритов и других практиков, рассказавших ему о его уровне развития, месте в духовном мире, друзьях, наставниках и множестве иных вещей, касающихся жизни их души.

В этих случаях я стараюсь никогда не говорить ничего плохого о том, что не входит в область моей компетенции, хотя информация, полученная ранее, может оказывать влияние на человека; однако, войдя в транс, люди часто находят ее ошибочной. Как и гипнотерапевты, одни медиумы и астрологи обладают высоким уровнем способностей и знаний, другие — весьма посредственным. Человек поймет, что правда, а что нет, когда сам погрузится в духовное измерение. Я заметил, что новые пациенты могут подвергаться каким-то влияниям даже со стороны моих собственных книг. Вот типичный пример: «Доктор Ньютон, во время сеанса вы увидите, что я нахожусь на шестом уровне и мой цвет — синий. Я знаю (или мне сказали), что уже близок к тому, чтобы самому стать наставником, потому что это моя последняя жизнь на Земле».

Конечно, вам придется относиться к этим заявлениям уважительно. Честно говоря, я думаю, что такие высказывания — принятие желаемого за действительное тех людей, которым не присуща скромность. Но у меня были пациенты, говорившие, что’ после чтения моих книг они ощутили себя на начальном уровне. Эти оценки тоже могут быть абсолютно неверными. Кстати говоря, необходимо обращать внимание и на собственные предубеждения. Однажды ко мне приехала женщина по имени Хэрриет, официантка с автобазы, расположенной в пустынном городке неподалеку от Долины Смерти в Калифорнии. Она явилась на старой побитой машине, одетая в поношенное мятое клетчатое платье. Меня обескуражила ее простецкая манера общаться, пока она внезапно не обняла меня. Ее внутренняя энергия едва не оторвала меня от пола. Во время сеанса я обнаружил, что Хэрриет являлась одной из самых высокоорганизованных и сильных сущностей, каких я только встречал за время работы.

Хэрриет обладала душой-гибридом, чье первое физическое воплощение было невероятно давно, в чужом пустынном мире. Существа, жившие там, практиковали обмен личностями путем своеобразного ментального общения и внедрения собственного сознания в сознание другого. На своей работе в этой жизни она готовила кофе, разговаривала с людьми и старалась создать максимально возможный комфорт уставшим и неважно себя чувствующим дальнобойщикам в любое время суток. Однажды вечером Хэрриет услышала мое интервью по радио и появилась для того, чтобы помочь в моем духовном поиске.

Я с любовью вспоминаю и другого пациента, Энди, мальчика, подававшего большие надежды. Некоторые критики гипноза считают, что люди приходят на сеансы с уже готовыми идеями и в состоянии транса просто конструируют сцены, иллюстрирующие эти фантазии, поддерживая выработанную ими систему верований. Энди на своем примере опроверг эту ошибочную теорию.

Энди послала ко мне его проницательная мать, подарив ему этот сеанс на 21-й день рождения, еще до того как я перестал принимать таких молодых людей. Высокий, хорошо сложенный молодой человек в шортах и сандалиях вошел в мой офис с самонадеянностью, граничащей с наглостью. «Привет, док! Я готов, давайте начинать»,— сказал он громко. Во время моего рассказа о процедуре гипноза и погружении в прошлую жизнь нетерпение Энди росло. Он сказал, что в школе был очень популярен, а потому совершенно убежден, что в своей прошлой жизни наверняка обладал сильным влиянием на большие группы людей.

Когда я предложил Энди войти в самый значимый Момент прошлой жизни, его лицо помрачнело. Ерзая в кресле, он заговорил низким, почти угрожающим голосом.

Энди:  О нет!

Доктор Ньютон : Расскажи мне: что ты видишь?

Э.  О нет. Боже!.. Нет, это не я, такого не может быть... ЭТО НЕ Я! Какой ужас...

Д-р Н.  Постарайся расслабиться и просто войди в ту сцену, которую ты видишь, не слишком ее анализируя. Мы можем двигаться с любой скоростью, с какой ты пожелаешь.

Э.  (уступая). Это действительно я...

Д-р Н . Кто ты? Давай начнем с того, как ты выглядишь, а затем объясни, где ты находишься.

Э.  (разочарованно). Я... черный бродяга, иду вдоль железной дороги... какой же я грязный... голодный... меня зовут Отис... на мне оборванная фланелевая рубашка, старые кожаные ботинки, грязное пальто, штаны... я сильно кашляю.

В дальнейшем выяснилось, что дело происходило в 1934 году. Отис был бедным издольщиком в сельской местности Джорджии и той самой ночью умер в возрасте 45 лет. Перейдя в духовное измерение, мы выяснили, что Энди провел много жизней, ведя себя с людьми надменно и грубо. Жизнь Отиса должна была научить его простоте. В конце сеанса мы с Энди серьезно поговорили о его характере и отсутствии в нем терпимости к другим людям, что являлось наследием предыдущих жизней.

Я стараюсь не вступать в конфликт с чувствами пациентов. В мою задачу не входит опровергать то, во что они верят до начала сеанса; я предпочитаю, чтобы они сами в свое время обнаружили возможные противоречия. Иногда во время погружения люди видят сцены, в которые поначалу не хотят входить. Я даю пациентам понять, что помимо естественного раскрытия визуализации их личный наставник тоже помогает им узнать необходимую информацию. Это может быть болезненно, что видно из примера Энди, поначалу оказавшегося неспособным идентифицировать себя с Отисом.

Иногда пациент спрашивает: «Могу ли я во время сеанса что-нибудь выдумать?» Я объясняю, что во время глубокого транса ничего выдумать невозможно, поскольку человек находится в измененном состоянии сознания и может говорить только правду. Я обращаюсь и к практичности пациента: «Какой смысл что-либо выдумывать, если вы проделали такой путь, чтобы меня увидеть, и к тому же заплатили деньги? Ведь обманете вы только себя». В конце я объясняю, что информация исходит из скрытых воспоминаний бессознательного и поддерживается рациональной стороной бодрствующего сознания. Вопросы со стороны терапевта стимулируют способность пациента к рассуждению и оценке, поскольку в сеансе задействуются и сознание, и бессознательное.

Иногда в ходе сеанса пациент получает невероятно много информации о своей духовной жизни, содержащейся в сверхсознании. Некоторые говорят: «Вы полагаете, я это выдумал?» Есть много способов ответить на этот вопрос. Обычно я спрашиваю: «А вы как считаете?» Затем я могу спросить: «Готовы ли вы открыться мне и рассказать, что видите и чувствуете, поскольку это послужит вам на пользу?» Если человека интересует определенная сцена, я могу сказать: «Узнайте у наставника (или старца, или друга) о вашем праве на информацию, которую хотите обрести». В конце сеанса люди говорят, что они сами «знают» об истинности своих видений.

Готовя пациента к сеансу духовного возвращения, вы не должны обещать ничего конкретного. Вы не знаете, что у человека в голове, как легко он обретет и примет воспоминания. Я заранее объясняю это каждому пациенту. Большинство людей потом говорят, что обретение воспоминаний души было одним из самых сильных и глубоких духовных переживаний в их жизни. Однако будут и такие, кто выразит недовольство, не найдя желаемого или оказавшись неспособным изменить свою жизнь к лучшему после сеанса. Есть определенный процент очень несчастных людей, которые полагают, что гипнотерапевты каким-то магическим образом влияют на информацию и она либо не дошла до них, либо была блокирована. Естественно, такие люди желают, чтобы вы исправили их жизни, но брать на себя ответственность за свои решения не хотят.